Меню

Мельница с солисткой натальей о шей

Хелависа. Биография и творчество Хелависы

Биография Хелависы

Хелависа — лидер группы Мельница, автор и исполнитель песен данного коллектива. Настоящее имя певицы Наталья Андреевна О’Шей, девичья фамилия Никола́ева . Родилась Наталья 3 сентября 1976 года, в Москве. Родители Хелависы по профессии инженеры — химики. К музыке юную Наташу пристрастил отец. После школы Наталья поступила в МГУ и обучалась там с 1993 по 1999 год. В университете она увлекалась толкинистикой. Также её привлекала мистика и оккультизм. Свой псевдоним певица взяла из романа «Смерть Артура», в котором Хелависой была ведьма.

Окончив учёбу Хелависа осталась в МГУ в аспирантуре. В период с 1999 по 2004 год работала ассистентом на кафедре Ирландской и кельтской филологии. Также проводила семинары по ирландскому языку. Наталья Андреевна защитила кандидатскую диссертацию в 2003 году , которая была направлена на соискание учёной степени кандидата филологических наук по специализации «Германские языки». Хелависа стажировалась в Ирландии, была преподавателем в Тринити-колледже, расположенном в Дублине.

Певица Хелависа сильно любит Ирландию. Это проявляется во всём, над чем работает она. Наталья досконально изучила кельтские языки, а также культуру и фольклор народов Ирландии. С самого детства она была приобщена к музыке. Первые шаги к большой сцене были сделаны ещё в музыкальной школе, в которой она училась играть на фортепиано и петь. Песни, написанные Хелависой позже, быстро находили отклик в сердцах людей. Девушка и сегодня является автором и идейным вдохновителем всех новых песен группы Мельница.

Не все песни Хелависы выходят в свет с группой мельница. Многие произведения залёживаются на полках и исполняются только перед узким кругом близких и друзей. Лишь после долгих уговоров друзей опубликовать песни, певица выпустила несколько сольных альбомов. Несмотря на это, отношения с группой Мельница остаются дружескими и никак не мешают друг другу.

Личная жизнь Хелависы

Джеймс Корнелиус О’Шей стал мужем Хелависы 21 августа 2004 года. Он гражданин Ирландии. в 2008 году у счастливых супругов родилась дочь Нина Катрина О’Шей, случилось это 22 июля. Спустя три года, 15 апреля 2011 Хелависа родила вторую дочь, которую назвали Уна Тамар О’Шей. Певица уехала из России и с 2004 года Хелависа на постоянной основе проживает в Европе. Однако в Россию она часто приезжает для участия в сольных концертах, а также групп «Мельница», «Clann Lir».

Музыкальное творчество

Профессионально на музыкальной сцене Хелависа выступает с 1996-го года. Она играет на кельтской арфе, акустической гитаре, фортепиано, кастаньетах и перкуссии. Перкуссия — это ударный шумовой музыкальный инструмент, например бубен, бонго и другие. Жанр исполнения фолк — рок, фолк. Хелависа автор и композитор собственных песен, соответственно и исполнитель тоже.

Дискография творчества Хелависы выглядит так:

Сольное творчество:
Running to Paradise (Melanar, 1996)
Дорога сна (1996)
Лунный день (Melanar, 1996)
Сольные записи (1999)
Леопард в городе (2009)Сольное творчество
Running to Paradise (Melanar, 1996)
Дорога сна (1996)
Лунный день (Melanar, 1996)
Сольные записи (1999)
Леопард в городе (2009)

В составе группы «Мельница»:
Альбом «Дорога сна» (2003)
Альбом «Master of the Mill» (2004)
Альбом «Перевал» (2005)
Альбом «Зов крови» (2006)
Сборник «The Best» (2007)
Альбом «Дикие травы» (2009)
Сингл «Рождественские песни» (2011)

источник

Хелависа

Биография

Хелависа – российская певица, автор-исполнитель, основательница и солистка группы «Мельница», кандидат филологических наук, специалист по кельтской и раннегерманской письменности и литературе.

Наталья Николаева – такое имя носила нынешняя певица Хелависа до начала творческой карьеры — родилась в сентябре 1976 года в семье московских ученых. Отец Натальи был химиком-органиком университета Данди, мама работала в МГУ биохимиком.

Певица Хелависа

Любовь к музыке Наталье привил папа. В детстве девочка переслушала всю доступную классическую музыку, а также познакомилась с записями современных исполнителей – The Beatles, ABBA, Queen, Led Zeppelin, Jefferson Airplane, «Аквариум». Николаева готовилась к карьере пианистки, но в старших классах решила поступать в МГУ. Первоначально девушка хотела пойти по проверенной родителями дороге – на биофак, но в последний момент выбрала филологию.

В МГУ девушка училась с 1993 по 1999 годы. В процессе обучения Николаева увлеклась толкинистикой, мистикой и оккультизмом. Николаева участвовала в акциях и играх реконструкторского движения. Девушка стала заметной фигурой в неформальной тусовке во многом благодаря полученным в университете знаниям и умению создавать аутентичные костюмы. С детства в круг интересов Натальи входили вышивка и бисероплетение.

Отсюда появился и ее творческий псевдоним «Хелависа». Это имя ведьмы из романа «Смерть Артура». Внешнее сходство с портретом персонажа из иллюстраций к книге заметила подруга Натальи. А Николаевой приглянулся сам образ колдуньи, мечтающей быть злодейкой, но совершающей добрые дела.

Хелависа

После получения диплома Наталья Николаева осталась в аспирантуре. До 2004 года девушка состояла в должности ассистентки кафедры ирландской и кельтской филологии, изучила ирландский язык и проводила по нему семинары.

В 2003 году Николаева защитила кандидатскую диссертацию. Одно время проходила стажировку в Ирландии и преподавала в дублинском Тринити-колледже.

Музыка

Творческая биография Хелависы началась во время учебы в МГУ. Девушка увлеклась исторической реконструкцией и впервые проявила себя в музыке как ролевой менестрель. Тогда Наталья носила псевдоним «Хеледис». Исполнительница пела треки собственного сочинения и исполняла музыкальные композиции, в основе которых была поэзия Николая Гумилева, Марины Цветаевой, Редьярда Киплинга и Роберта Бернса.

В 1998-ом Наталья впервые появилась под новым сценическим именем – Хелависа. Это случилось в тот период, когда певица начала сотрудничество с группой «Тиль Уленшпигель». Коллектив исполнял песни бардовского направления с уклоном в фолк.

В средине октября следующего года на базе распавшегося «Тиля Уленшпигеля» возникла новая группа, названная «Мельница». В 2003 году появился первый альбом «Дорога сна», куда вошли песни «Горец», «Лорд Грегори», «На север» и другие в исполнении Хелависы. Через два года последовал релиз второй пластинки – «Перевал», среди треков которой популярностью пользовались «Королевна», «Ворон», «Весна».

С 2003 по 2008 Хелависа работала старшим преподавателем на кафедре кельтской и германской филологии университета. Затем до 2014 года певица всецело посвятила себя музыке. Но и научную деятельность артистка не забросила, занимаясь ею самостоятельно.

Наталья освоила игру на нескольких инструментах: фортепиано, кельтской арфе, акустической гитаре, кастаньетах и перкуссии. Но любимым инструментом артистки остается кельтская арфа, с которой девушка познакомилась случайно. Игра на ирландском народном инструменте сразу заворожила Наталью. Хелависа стала брать уроки игры на акустическом инструменте, затем освоила электроарфу. Сейчас артистка сама проводит мастер-классы на фестивалях этномузыки.

Все больше исполняемые Хелависой песни можно было отнести к фолку и фолк-року. Но особой любовью певицы осталась Ирландия и самобытная культура страны, которую Николаева изучила досконально.

После настойчивых уговоров друзей Хелависа выпустила несколько сольных дисков. Но в остальном творчество исполнительницы тесно связано с «Мельницей». Имеются в биографии певицы и другие проекты, которые называются «Хелависа, Лазерсон и друзья» и дуэт «36.6».

Хелависа неоднократно выступала в качестве приглашенной солистки вместе с группой «Ария» и фолк-рок-группой «После 11». С вокалистом Артуром Беркутом певица исполнила хит «Там Высоко» на юбилейном концерте «Арии», организованном к 25-летию со дня начала творческой деятельности коллектива. Вместе с музыкантами «После 11» Хелависа записала музыкальную композицию «Рядом быть». Премьера песни состоялась в 2011 году.

В 2012 году артистка выпустила ряд клипов на песни «Дороги», «Далеко», «Волкодав» из ранее изданного альбома «Дикие травы» и новой пластинки «Ангелофрения».

Сегодня Хелависа живет в Европе. Но каждый месяц певица бывает в России, где дает сольные концерты, а также участвует в выступлениях групп «Мельница» и Clann Lir.

Личная жизнь

Любовь к Ирландии оказалась определяющей в судьбе певицы. Личная жизнь Хелависы с 2004 года связана с гражданином этой страны Джеймсом Корнелиусом О’Шейем. В августе 2004-го пара расписалась. Спустя 4 года у молодых родилась дочка Нина Катрина О’Шей. А еще через 3 года появилась вторая малышка, которую назвали Уна Тамар О’Шей. Дети певицы растут билингвистами – девочки одинаково хорошо владеют английским и русским языками. Фото дочерей артистка часто размещает на собственной страничке в «Инстаграме». Нина и Уна часто бывают вместе с мамой в России.

Муж певицы Джеймс Корнелиус О’Шей имеет отношение к искусству. Супруг был атташе Ирландского посольства в столице по вопросам культуры.

Хелависа с мужем

Наталья Андреевна О’Шей – такое имя с 2004 года носит исполнительница – некоторое время жила вместе с мужем в Женеве. Но потом семья, выросшая до 4-х человек, начала путешествовать по Ирландии, Швейцарии, Финляндии и Австрии, куда получал командировки глава семьи.

Из последних музыкальных предпочтений Натальи Николаевой сама певица выделяет творчество Бориса Гребенщикова, перед которым певица преклонялась всегда, а также молодого рэпера – Оксимирона. Кроме музыки и кельтской культуры, у Хелависы множество других увлечений. Но главные из них йога, верховая езда, альпинизм и горные лыжи.

Хелависа сейчас

В октябре 2017 года Хелависа презентовала песню «Серебро зеркал», которая вошла в число музыкальных номеров ледового мюзикла «Дракула. История вечной любви» композитора Алексея Галинского, автора музыки к номеру показательных выступлений российской команды фигуристов на Олимпиаде-2014. Осенью состоялись концерты певицы в Санкт-Петербурге и Москве. Новая программа музыкантов «Мельницы», которая получила название «Альхимейра. Воссоединение», состоит из треков последних двух альбомов группы – «Алхимик» и «Химера».

Хелависа

29 декабря состоялась премьера сингла «Поверь» в исполнении Хелависы и гитариста Сергея Вишнякова. Хит стал первой песней нового диска, который увидит свет в 2018 году. В скором времени ожидается также выход клипа на песню «Поверь», работа над которым проводилась в здании храма Святой Анны, отстроенном в готическом стиле. Сюжетная линия видео будет содержать элементы детектива.

Советуем прочитать:  Очень болит шея когда сплю

источник

Хелависа и Джеймс — интервью с певицей и ее мужем с сайта журнала «ОК!»

Солистка группы «Мельница» Наталья О`Шей и ее муж Джеймс, ирландец по национальности, живут в Женеве не просто так: благоверный Хелависы работает в местном посольстве Ирландии. OK! прилетел в культурную столицу Швейцарии в шесть часов утра. «С трудом подняла себя так рано», — приветливо говорит Хелависа. Мы едем в центр города. Супруги О`Шей живут в большой квартире с минимумом мебели.
В интервью OK! одна из ведущих фолк-певиц России рассказала о том, как познакомилась с
мужем-иностранцем и почему на ее концертах нельзя курить.

У вас дома просторно. Давно здесь живете?
Джеймс: Мы въехали сюда в январе. До этого жили в Хельсинки, еще раньше — в Ирландии, а до Ирландии — в Москве, где я работал с 2000 по 2004 год. Кстати, мне у вас очень понравилось.

Что именно?
Д.: Музеи, театры… Да все понравилось, кроме, пожалуй, пробок. Даже за то недолгое время, что я у вас жил, машин становилось все больше и больше.

Судя по небольшому количеству мебели, много времени на обустройство квартиры вы не тратите?
Хелависа: Да, ковры вот только недавно положили. Мы здесь не так часто бываем: очень много ездим по миру. А когда возвращаемся в Женеву и встает выбор: поехать в выходные в мебельный магазин или покататься на лыжах в горах — мы, конечно, выбираем второе.

Вам бывает скучно в Женеве?
Х.: Город, конечно, маленький, тихий, но мы здесь уже успели обзавестись друзьями. У нас под боком русское посольство — огромная территория: кампус, сад, школа, поликлиника. Не далее как позавчера ходили туда на вечеринку для тех, кто работает в секции разоружения, как Джеймс. Нам наливали пивко, водочку, кормили чудесными пирожками… В общем, мы не скучаем. К тому же в случае чего отсюда можно в любой момент улететь и в Европу, и в Россию — все близко. Буквально на прошлой неделе я ездила в Германию за новой электрической арфой. Туда-обратно ровно за один день.

Если бы Джеймсу нужно было пожить несколько лет, допустим, в Австралии, ты бы согласилась?
Х.: Да, хотя это было бы очень тяжело. В любом случае я продолжала бы так же часто летать на родину… Периодически меня спрашивают: «Хелависа, почему вы уехали, чем вам не нравится Россия и что вы ищете на Западе?» Да я уехала с мужем, потому что люблю его, вот и всё! У него работа такая — его кидает по всему свету.

Многие мужчины предпочитают, чтобы их жены были всегда рядом, сидели дома, готовили ужин, воспитывали детей…
Х.: Слава богу, у нас с Джеймсом другие отношения.
Д.: (Смеется.) Мне нравится, что Наташа такая популярная в России, это круто.

А где вы познакомились?
Х.: В Москве, шесть лет назад. Все довольно прозаично: Джеймс работал культурным атташе в посольстве, а я преподавала в МГУ на кафедре германской и кельтской филологии. Я приставала к нему, чтобы он помог мне достать книжки из Ирландии. Вот, доприставалась.
Д.: (Смеется.) Но книги были доставлены. А потом я пришел на концерт группы «Мельница».
Х.: Сейчас Джеймс иногда даже ездит с нами в туры, когда может взять отпуск. Мне это очень нравится.
Д.: И мне тоже. Вот весной был в Перми, Ижевске, Петербурге.

Не тяжело вести кочевой образ жизни?
Х.: Помогает то, что чаще всего мы вместе. Например, после нашего знакомства мне удалось получить хороший грант от ирландского правительства, оформить командировку. Я два года работала в Trinity Сollege. Это самый престижный университет в Ирландии. И так удачно получилось, что Джеймс эти два года тоже работал в Дублине. Потом мы переехали в Хельсинки, и вот это было реально тяжело. Постоянные гастроли, к тому же я преподавала… Уезжала на четыре дня с концертами, а на пятый мне нужно было вернуться в Москву, чтобы провести спецсеминар в МГУ. Так мы и жили.

А зачем тебе нужно преподавание и вообще филология? Ты же певица…
Х.: Затем, что это моя первая специальность, любимая, я защитила по ней диссертацию. Может, когда-нибудь и докторскую смогу защитить.

Как звучала тема диссертации?
Х.: «Тематизация презенса сильного глагола в кельтских и германских языках». Джеймс был на защите, но ничего не понял. (Смеется.) Мне нравится заниматься наукой. В этом году, если все получится, я смогу работать по системе интернет-преподавания. Знаете, есть такая музыкальная шутка: я играю не из-за такта — я играю из-за денег. Так вот я работаю не из-за денег. Занятие наукой приносит мне огромное моральное удовлетворение. А четкая позиция в МГУ позволяет публиковать статьи, ездить на конференции, где собираются коллеги-кельтологи. Это всегда очень весело. Кельтология в гуманитарных науках — как геология в естественных. Геологи всегда бухают и поют песни, и у кельтских ученых то же самое: мы пьем и поем песни.

У тебя не возникало желания реконструировать старинные кельтские баллады?
Х.: Я, вообще-то, пою ирландский фольклор, во время занятий со студентами часто использую тексты песен как образец диалекта. Но в рамках «Мельницы» вряд ли буду делать что-то подобное. В Ирландии масса хороших певцов и певиц, которые сделают это лучше меня. Хотя когда я пою ирландские песни среди ирландцев, я не выгляжу, условно говоря, негром с гармошкой.

А русский фольклор любите петь?
Х.: Да. Но не со сцены, потому что не вижу в этом смысла. Я не профессиональный народный исполнитель. В свое время училась народному вокалу, но не доучилась до уровня Тамары Смысловой, например. Вообще я не понимаю, почему «Мельницу» называют фолк-группой. Когда я пишу песни, то не думаю о жанрах. У меня есть и народные мотивы, и джазовые, и роковые — все, что нравится. И мне бы хотелось, чтобы нас воспринимали просто как «Мельницу». Фолк, фолк-рок — это очень формальные определения.

Я недавно прочитала такое определение: «Мельница» играет «сказки для взрослых». Действительно, в твоих текстах живут ведьмы, лешие, духи всякие…
Х.: Да-да, я очень люблю сказки, и у меня абсолютно мифологическое сознание! Но при этом я православная, верю в Бога. Я совмещаю и принимаю все. И если я думаю, к примеру, о ведьме-полуднице, это не значит, что я ей отдаюсь. Наоборот, я втягиваю ее в свой мир, в слова, а значит, подчиняю ее себе.

Джеймс, а что ты обо всем этом думаешь?
Д.: Ну, сказки я не читаю.
Х.: (Смеется.) Джеймс больше любит политическую литературу.
Д.: Хотя я хорошо разбираюсь в ирландской народной мифологии.

А какую музыку вы слушаете дома?
Х.: Ой, чего только не слушаем. Вот, например, пластинки, которые сверху лежат (показывает): ирландский и грузинский фольклор, группа «Пилот», ирландская арфа, Led Zeppelin, «Калинов Мост», Пелагея…

Откуда пошли слухи, что вы с Пелагеей на дух не переносите друг друга?
Х.: Не знаю. Это все ерунда. Мы в хороших отношениях, регулярно созваниваемся. Пелагея очень клевая. Просто я не в теме ее творчества, мне не очень нравится стилистика, в которой работает ее группа. Но мне безумно нравится, как поет сама Пелагея. Насколько я понимаю, у нее такая же позиция: она не очень в теме «Мельницы», но хорошо относится ко мне. А слухи о нашей якобы вражде пошли, наверное, потому, что мы почти одновременно появились на «Нашем Радио». Тут же все подумали: ага, фолкеры, да еще девки, сейчас мы их стравим! Но это полная хрень.

Я читала на сайте «Мельницы» свод правил, как вести себя на ваших концертах: не курить, не орать…
Х.: Просто у меня аллергия на табак. Это настоящая катастрофа! А насчет орать… Конечно, речь не идет о том, чтобы стояла мертвая тишина. Но бывает, что люди начинают вопить поперек музыки и мешают остальным слушать. Хорошо, что на наших концертах таких все меньше и меньше. Вообще мне нравятся наши поклонники: они не курят и не орут. (Смеется.)

При этом они абсолютно разные: пожилые леди, подростки, рокеры, толкинисты.
Х.: Далеко не все толкинисты нас любят — большинство из них считают нас попсой. Есть группа людей, для которых флейта и виолончель — фолковые инструменты, а бас и барабаны — нет. Мы же используем и то и другое. Зато к нам ходили и продолжают ходить люди, которые занимаются ролевыми играми. Я раньше тоже ими увлекалась, оттуда, кстати, и пошло мое имя Хелависа (персонаж старых кельтских сказок, одна из многочисленных королев. — Прим. OK!). Еще я очень люблю, когда на концерт приходят школьники 12—13 лет. Это классно! Они даже пишут мне письма: «Дорогая Наталья Андреевна…» Рассказывают чудесные истории: мол, услышали «Мельницу» случайно, а после этого прочитали сборник сказок Бажова. «Отлично, — думаю я, это как раз то, что нужно. Значит, наше творчество несет в себе некую образовательную миссию». Я, кстати, пишу им в ответ, начинаю исправлять ошибки. Они мне потом тоже отвечают: «Дорогая Наталья Андреевна. Я купила словарь Ожегова, теперь буду писать без ошибок…» Я стараюсь отвечать на все письма. Естест-венно, если пишут что-нибудь из серии «Убей себя об стену», я не обращаю на это внимания. Грустно, что моя скромная персона вызывает у кого-то болезненные эмоции. Я вообще психов боюсь. Например, недавно после концерта подошла девочка, бухнулась передо мной на колени и стала биться головой об пол: «Я так счастлива с вами познакомиться!» Вот такой экстрим мне совершенно не нужен.

Советуем прочитать:  Крем для массажа шеи при остеохондрозе

А что это за картина у вас на стене висит?
Х.: Это картина дядьки моего, Александра Ивановича Ступникова. Он раньше был профессиональным фотографом. Несколько лет назад в Новосибирске у него ограбили квартиру и вынесли всю фотографическую аппаратуру, после чего он вдруг начал рисовать — дядя делает потрясающие копии известных полотен. Вот это копия Саврасова «Грачи прилетели», он подарил ее нам с Джеймсом на свадьбу. Вернее, на нашу русскую свадьбу: мы два раза женились — сначала в Москве, а потом в Ирландии, в графстве Керри. У нас было и два медовых месяца. После Москвы мы поехали в Грузию, с ледорубами — хотели подняться на Казбек, но чуть-чуть не дошли. А после свадьбы в Ирландии отправились в Уэльс, там тоже ходили в горы. Мы вообще большие любители горного туризма, здесь мы уже сходили в Альпы. Еще немного потренируемся, и можно на Монблан подниматься. Кстати, когда нам поступило предложение поехать в Женеву, мы согласились в первую очередь потому, что здесь потрясающие горы. Это наша с Джеймсом страсть.

источник

Хелависа

Наталью О’Шей, солистку главной российской фолк-группы «Мельница», поклонники знают под именем Хелависа. Автор музыки и текстов, лингвист, кандидат филологических наук, мама двоих дочерей – какая она на самом деле? В интервью Анне Даниловой — о гибкости окружающего мира, внутренних струнах и роли заборов в правильном воспитании детей.

Хтоническая красота

Ты с самого начала вошла в ирландскую культуру. В ней есть надлом, большая сложность, внутренний драматизм…

И роль судьбы. Еще у скандинавов это особенно выражено.

Как живется с этим ощущением? С одной стороны позитив, воспитание детей, фейерверк, карнавал. А с другой внутренняя надломленность.

По-моему, это нормальный баланс. Я вижу и чувствую много хтони, даже вижу в ней некоторую красоту и получаю удовольствие от общения с ней, просто потому что могу. Мир получается от этого яркий и контрастный.

Я холерик, могу сердиться, потопать ногами, потом написать душераздирающую песню, потом пройтись на голове, и это все я буду делать с одинаковой отдачей. Для меня в принципе не свойственно состояние «что-то приуныл», если совсем меня физически не укатать, то я не унываю.

Другое дело, что бывают всякие сезонные депрессии, от которых нужно пить таблетки, подбирать их у психиатров и неврологов, работать с разными видами терапии. Когда ты видишь, что все яркие краски из мира ушли, и хтонь уже не такая красивая, и красота не такая прекрасная, все серое — это депрессия. И лично мне потребовалось много времени и усилий, чтобы понять, что когда такое происходит — это не я плохая, все кругом плохие и вообще мир мерзкий.

Это медицинское состояние с конкретным названием, не надо вытягивать себя из него за уши, как Мюнхгаузен. Надо идти сдаваться специалистам, проходить тесты на генерализованные тревожные расстройства и прочие психозы городских жителей, а потом приводить себя в порядок.

Ты выросла в России, а твой муж в Ирландии, его семья до сих пор там живет. Ирландия похожа на Россию, или это совсем другой мир?

У нас с Джеймсом разные семьи, моя — городская, семья ученых и военных, а у него деревенские учителя и фермеры. В Ирландии мне не хватает спонтанности. Если лосось — то только с соусом бешамель, вареными брокколи и морковкой. Если в перерыве между двумя приемами пищи ребенок хочет йогурт съесть — нужно целый консилиум собрать. Меня это раздражает, не хватает выхода за рамки, не хватает телесности, тактильности, праздников непослушания. Освоение нового навыка — это что-то из ряда вон выходящее, надо это со всеми обсудить. А если уж соседи по дороге что-то сказали, то вообще святых выноси.

Слушать забавно, но на деле, наверное, тяжело.

Конечно. Я понимаю, что надо ездить к родственникам мужа, я очень их люблю, но для меня это не каникулы, а выполнение некой социальной функции. Я знаю, что надо поехать, предъявить детей.

А дети при этом спонтанные и тактильные?

Дети наши совершенные коты, очень забавно смотреть, как они исподволь тормошат и бабушку, и дедушку, и других родственников. Они лезут на ручки, карабкаются, целуются. И на моей свекрови, заслуженной учительнице, строгой и формальной, аж скорлупа трещит.

Как все устроено

Почему вообще эта скорлупа появляется на людях?

Иногда это уклад страны, но вообще так происходит потому, что все люди разные. Видела гитарный усилитель? У него есть рубильник и десять делений…

Не видела, но думаю, что читатели поймут.

Я думаю, что у разных людей разное количество этих делений. Про себя я говорю, что у меня стоит эмоциональный преамп, предварительный усилитель. Допустим, если я влюбилась, то у меня внутри не бабочки летают, а нетопыри такие, с кожистыми крыльями.

У разных людей разное количество рисочек на переключателе, а еще у всех разные каналы. Есть люди, с которыми легко и комфортно говорить, даже если вы мало знакомы. Есть те, кто вообще не про поговорить, а про сделать, таких много среди музыкантов. Копошится в уголке студии, помалкивает, а потом – рррраз и играет «Полет твоей души». А есть третий тип, который организует вокруг себя людей и даже само пространство.

В общем, я за большое разнообразие и я хочу, чтобы другие люди тоже отдавали себе отчет, что все разные. И было бы странно ожидать от разных людей одинаковых эмоций и способов их выражать, одинаковой скорлупы или ее отсутствия, Самое главное — знать, как ты всему тому, что внутри, находишь выход и применение.

Есть ли в нашем мире вещи, которые ты хочешь, но не можешь понять? Для меня такой камень преткновения — безвременный уход человека.

Уход человека — всегда глобальное нарушение. Но, честно говоря, гораздо больше меня всегда интересовало устройство мира в принципе. Продолжает ли вселенная расширяться, что такое горизонт событий? В какой-нибудь другой жизни я была бы квантовым физиком, потому что это самое интересное.

Не биохимиком?

Биохимиком тоже можно, но биохимик у меня мама, для меня это менее романтично. Хотя бы потому, что я знаю, что такое ангиотензинпревращающий фермент и как он работает, могу понять результат биохимического анализа своей крови.

А понять, что такое черная дыра?

Могу, но теоретически, а хотелось бы иметь больше времени, чтобы в этом разобраться. Мне интересно жить, мне интересно, как устроен мир. Интересно постоянно чему-то учиться, хотя бы как управляться с новым звукорежиссерским пультом у нас на репетиционной базе, хотя я не звукорежиссер.

Если мы заговорили про такие глобальные вопросы, как ты понимаешь жизнь и как ты понимаешь смерть?

Появление человека — это для меня одно из совершенно безоговорочных чудес, потому что рождение отдельного существа, отдельной личности — невероятно круто и прекрасно! Одна из основополагающих штук в системе мироздания — что человек способен не самореплицироваться. Появляются самые разные люди, каждый из которых оставляет какой-то след в вечности. А про смерть мне хотелось бы думать, что это переход на следующий уровень бытия, просто мы об этом уровне еще мало знаем.

Говорят, что сегодня люди стали очень циничными, а что ты понимаешь под цинизмом? Есть вообще такое ощущение?

Мне кажется, что цинизм, черствость — это отрицание каких-то эмоций, которые людям кажутся слишком пафосными, а потому смешными. Отрицание в себе способности искренне любить, искренне сочувствовать, сопереживать. Отрицание собственной доброты: «Нет, я не хочу, чтобы подумали, что я добрая, они будут думать, что я размазня и тряпка».

Я сама часто так разговариваю на серьезные темы, меня постоянно внутренне подштармливает. У меня мысли идут мультивекторно, то есть, я могу говорить о чем-то совершенно серьезном, но вдруг в голове случается Джек Николсон из «Иствикских ведьм». Почему его герой там такой привлекательный? Да потому что он не циничный, он этим трем теткам искренне сочувствует и добра желает, просто у него такая природа, вокруг него все определенным образом закручивается.

Праздники непослушания

Расскажи про детей, как ты их воспитываешь?

Положительная мотивация — наше все. Мою старшую дочь, Нину, на «слабо?!» нельзя взять никогда. Если ей говорят «у тебя не получится», у нее действительно не получится. Вот мы учили таблицу умножения, не идет — и я нахожу какие-то прикольные способы, лайфхаки.

Через приложение на телефоне?

Да баловство все это, с телефоном, нужно просто сделать интересным процесс и закрепить результат похвалой. Например, когда старшая, Нина, стала читать про Гарри Поттера, у нее произошел огромный скачок в чтении как таковом. Я говорю: «Смотри, ты боялась, а получилось-то даже лучше, чем мы предполагали» — и ее как Тони Старка в «Железном человеке» подкидывает вверх, на все появляются силы.

Младшая, Уна, поусидчивей и покрепче психикой, но она чрезвычайно упрямая. Если она придумала что-то делать определенным образом, а ты пытаешься ей втолковать, что надо делать по-другому, ничего не получится. Нужно заняться чем-то другим, а уж потом вернуться, потому что баран она, конечно, породистый.

Советуем прочитать:  За ухом на шее шишка внутри

Уна родилась с помощью кесарева сечения. Часто говорят, что «кесарята» неконкурентоспособные, не упрямые, флегматичные. А как на самом деле?

На самом деле у матери после кесарева прекрасные шансы схватить послеродовую депрессию. Я вот схватила — после первой прекрасной беременности и родов без анестезии, с песнями, случилась операция. И ты вешаешь на себя вину: «Я плохая мать, я не справилась, двойка мне». Надо с этим вот работать. А что касается детей, то я знаю и свою кесаревну, и множество детей, родившихся таким путем, у них с волей жизни, развитием и успехами получше, чем у многих.

Твои дети похожи на тебя внутренне?

Младшая вообще копия, она хитрая, с мрачным чувством юмора, у нее тоже есть внутренний Джек Николсон. Ну а как, если любимые игрушки — это летучие мыши, а поет она пиратские песни? А вот старшая — «девочка-девочка», она очень нежная, когда-то может даже поплакать от этого. Но большого контраста с собой я тоже не вижу. И Нине, и Уне регулярно нужны праздники непослушания.

А что вы в них делаете?

Мы можем посмотреть два мультика про «Как приручить дракона» подряд, потому что обычно большего одного в день я не позволяю, да и то не каждый день. Мы можем устроить пижамный день, есть на полу, да просто дурака валять. Мне кажется, очень клево в какой-то момент сломать привычную рутину и отдаться течению. Например, мой прошлый день рождения мы праздновали так — сидели в пижамах с фруктами на балконе и всячески валяли дурака.

Есть какие-то вещи в их поведении, к которым ты нетерпима?

Друг другу делать больно — это у нас табу, это сразу по шее и извиняться друг перед другом. Еще я очень не поощряю, когда врут, причем именно проговариваю. По попе надавать и в угол поставить очень легко, но я считаю правильным объяснять, потому что если их в угол поставить, они оттуда, знаешь ли, уйдут.

Как у вас дни совместные проходят?

Я их поднимаю, выдаю еду, запихиваю в форму и провожаю в международную венскую школу Amadeus, там преподают на английском, есть и музыкальный уклон. Они будут играть на фортепиано, а Нина уже занимается на скрипке.

Потом иду бегать, занимаюсь на инструменте, отвечаю на почту. Очень не люблю убирать, а вот от готовки не устаю, запираюсь на кухне, готовлю без точных рецептов, это мой транс. Я в детстве очень любила смотреть, как моя прабабушка точно таким же манером колдует на кухне. В пять я забираю детей из школы. Они ходят во всякие продленки, у них хор, сейчас у Нины будет кулинарный класс. Потихонечку идем домой, можем зайти в парк, на площадку или что-нибудь в этом духе, делаем какое-то там домашнее задание, занимаемся на скрипке, но немного. Вечером муж приходит с работы и со старшей читает по-английски и занимается скрипкой, пока я читаю с младшей, а потом им сказку на ночь рассказывает.

Ты их проверяешь?

Конечно. Мне важно, чтобы система обучения была прозрачной для родителей.

Как ты сама учишь детей?

За три недели в Черногории мы к айпаду не прикоснулись вообще ни разу, потому что взяли с собой тетрадки со всякими логическими задачками. Гениальные тетрадочки такие, формата А4, для разных возрастов, на 5-6 лет, на 7-8, 9-10 лет, это все называется «мышематика». Они были у нас совершеннейшим хитом. Найти путь в лабиринте, нарисовать в зеркальном отражении, посчитать в игре.

Во что играете?

Во все, что я вижу вокруг, — постоянно. Еще у нас много ролевых игр, в последнее время больше про пиратов и русалок. Мы что-то мастерим, вырезаем снежинки, цветочки делаем. Ходим гулять в парк, я им показываю всякие растения, чем отличается канадский клевер от европейского.

У канадского листики зазубренные, а у европейского кругленькие. Музеи любим, причем в основном ходим прицельно. В венском специально на Брейгеля ходили, например, а в итальянское крыло даже не заворачивали. Они же маленькие, полтора часа для них предел. Но дети точно запомнят, что у кранаховских теток такие золотые кудри, как у моей Нины, они запомнят антологию европейского зимнего пейзажа, который начался с Брейгеля, этих охотников на снегу.

Всегда нужно планировать такие походы. В Третьяковке я им покажу обязательно Васнецова, строго обязательно Куинджи, покажу как у него все светится, мы поговорим, как он достигал этого эффекта. И, чтобы совсем было хорошо, — Врубелевский зал, чтобы Царевна-Лебедь у них залипла в голове навсегда.

А что–то с действием?

В Москве мы ходим в театр Сац, любим кукольный театр и классические постановки. Недавно с детьми ездили в детский лагерь в Финляндии, который организовала моя подруга, Наталья Лапкина, человек со сказкой в глазах. К нам приехали друзья музыканты, были джем–сейшены. Теплые белые ночи, и дети танцуют на крыше дровяного сарая! Сказка, хотя муж сказал, что я безответственная мать.

Но у нас был праздник непослушания для детей и взрослых, растянутый на неделю, при этом с очень интенсивным обучением. Я привезла домой охапку великолепных акварельных работ, правда великолепных. Мы сидели с видом на фантастическую природу, ели салат Цезарь с раковыми шейками, а Наташа рассказывала про историю страны.

Мы ездили в мастерскую делать кантеле, народный музыкальный инструмент. А дальше я им рассказывала, как Вяйнямейнен, главный герой «Калевалы», сделал в первый раз себе кантеле из рыбной кости, а деревянные инструменты появились уже потом.

Я им рассказываю, что арфа — это единственный музыкальный инструмент, сделанный из оружия, это же лук. Генезис арфы — звук тренькающей тетивы, дети это слушают и понимают, что это музыка, но при этом и смерть. Вот такая дуальность, как мне кажется, должна в детском мире постоянно присутствовать. Все, что угодно может обернуться, чем угодно, этот мир зыбок, этот мир гибок, это все тени на стене платоновской пещеры. Я вижу, что дети запомнили, прониклись, повторяют эти сказки и придумывают свои. У меня, например, дети, когда в стиральной машине пропадает носок, говорят, что старуха–тролль украла его для своего малыша.

Это, как сейчас говорят, сторителлинг?

Именно. Я так им рассказывала свою любимую авентюру Андерсена про диких лебедей, со всеми кровавыми подробностями, со всей этой крапивой на кладбище, мы пели песню «Рукава из крапивы–травы». А на следующий день я им дала задание придумать апокриф, что стало с принцем, у которого одно крыло. Тут сразу видно, что у кого из детей в душе и в голове, потому что Нина сказала, что он нашел страну, где живут такие же оборотни, однорукие и однокрылые, там он нашел своих. Мой крестник Глеб придумал, что принц сохранил способность летать, и это позволило ему стать главным королевским разведчиком. А девочка Катя, прагматик до мозга костей, сказала, что из крапивы, собранной Элизой, врачи получили лекарство, которое позволило вместо крыла вырастить принцу руку.

Крутить двойные фиги

У тебя самой очень доверительные отношения с мамой, это не так часто бывает.

Мы всегда были друзьями, может, повлияло, что, когда я была в школе, папа получил позицию в университете города Данди и стал жить в Шотландии. Он стал меньше времени с нами проводить, мы остались друг у друга вдвоем. Понятно, что еще была бабушка и разнообразные другие родственники, но в силу обстоятельств мы с мамой стали важны друг для друга. Когда он уехал – мне было 14–15 лет.

И подростковый бунт?

У меня его не было. Я была достаточно взрослым человеком, чтобы со мной можно было много о чем поговорить. Вот с тех пор и говорим.

Тебя сильно контролировали, многое запрещали?

Нет. Надо же головой понимать, что тотальный контроль — не выход, что это насилие над личностью. Некоторые люди не только к детям, ко всем окружающим применяют контроль, потому что не знают другого пути взаимодействия с миром. Это никуда не годится, я всегда за гибкость и умение слышать не только себя.

Еще я считаю, что детей абсолютно необходимо учить показывать язык, давать щелбаны и крутить двойные фиги. Дети должны лазать по деревьям и заборам, приходить с прогулки грязными. Если ребенок пришел в чистой одежде и с аккуратной прической — он плохо погулял. Ребенок должен шуршать листочками, рыться под кустами, падать, разбивать коленки, царапаться, штаны рвать, на тарзанках кататься. Короче, делать то, что я очень сама делать люблю, но боюсь, когда это делают мои дети.

В детстве все яблони вокруг МГУ были мои, при том, что я много болела и вообще-то была скромной отличницей. А на первом курсе университета я познакомилась с одним физиком и одним математиком, мы брали учебники и залезали на башню с часами напротив физфака. Мимо часового механизма — это же абсолютный Гофман!

Страшно же. Особенно, если это делают твои дети.

Конечно, страшно, но я надеюсь, что в 18 они примерно так себя и будут вести. Потому что ты сидишь на крыше, болтаешь ногами на уровне 27 этажа, смотришь на закат над физфаком — как хорошо!

Хелависа Воскресенье, Июнь 4, 2017 Анна Данилова

источник